Экзистенциализм философия 20 века — Теория экзистенциализма — Экзистенциализм в литературе Сартр Жан Поль

Экзистенциализм философия 20 века — Теория экзистенциализма — Экзистенциализм в литературе Сартр Жан Поль

Все права на данную контрольную и текст содержащийся в ней (если не указано иное) принадлежат Левениру. При использовании данной контрольной работы или отрывков из неё обязательно указывать имя и фамилию автора в списке использованой литературы или ссылку на сайт.

 

 

 

Содержание.

  1. Введение.
  2. Экзистенциализм на примере Сартра.
  3. Заключение.
  4. Список литературы.

Введение.

Экзистенциализм зародился в начале XXв., и в переводе на русский existenzphilosophie – «философия существования». Поначалу движение не возымело популярности в научных кругах, но постепенно обросло последователями, главными представителями которого стали Мартин Хайдеггер и Карл-Теодор Ясперс в Германии, а также Альбер Камю и Жан Поль Сартр во Франции. Эти имена и по сей день плотно ассоциируются с термином «Экзистенциализм», но до сих пор так и не решено, какое же звание ему присвоить “философия” или “не простая, но литература”. Дело в том, что многие ученые и философы окрестили «Экзистенциализм» недофилософией и отреклись от него. Связанно это с тем, что представители экзистенциализма не старались познать тайны науки, проникнуть в сакральные миры искусства и религии, чтобы на их основе организовать новые философские концепции. Как раз наоборот, экзистенциалисты спустили философию из разряда духовности до разряда души – они пытались найти ответы на прямые и четкие темы: иррационально ли появление человека в мире; есть ли у появившегося человека призвание; если призвание есть, то какова его ответственность и вина; есть ли у него выбор, и несет ли он за него прямую ответственность, а также каково отношение человека к рождению и смерти.

Философских и научных трактатов экзистенциалисты касались только тогда, когда это требовалось. Причем ровно в той мере, в которой они могли прояснить ответ на определенный вопрос. Именно поэтому работы по экзистенциализму не разворачивают одну мысль на тысячи страниц, и не преобразовываются в научные трактаты, а скорее имеют сюжетную подоплеку. К примеру, две экзистенциально-направленные пьесы Сартра «Мухи» и «Дьявол и господь Бог» и по настоящее время иногда можно увидеть в виде театральных постановок.

Что же такое экзистенциализм: философия или литература?

Экзистенциализм на примере Сартра.

Что касается самого экзистенциализма, то он появился как рефлексия на потрясшие мир трагедии 20 века. Многие люди совершенно справедливо начали считать, что мир уже никогда не будет прежним, после разразившейся первой мировой войны. Опять же невероятно-тяжелые экономические коллапсы, создание фашизма как идеологии – всё это подтолкнуло людей к мысли, что человеческое существование иррационально. А именно эта трактовка экзистенциализма, если сводить её к примитивизму, является верной: «Экзистенциализм акцентирует внимание на уникальности бытия человека и настаивает на его иррациональности».

На мой взгляд, экзистенциализм, является результатом некоего симбиоза философии и литературы, именно литературы, а не всего творчества. Как утверждает многоуважаемый Жан Поль Сартр в рукописи: «Что такое литература?» – именно прозаическая литература способна выразить все экзистенциальные проблемы через показ образов. По его мнению, поэзия ограничена в средствах выражения из-за рифмованности – таким образом, поэт загоняет себя в рамки и уже не может донести до читателя свою мысль полностью. В этой же рукописи он говорит, что ноты и краски не являются знаками, а значит, также не могут выразить полноты авторской мысли.

«Желтый просвет в тучах над Голгофой у Тинторетто выбран вовсе не для того, чтобы обозначить тревогу, и не для того, чтобы вызвать ее: он сам есть тревога и одновременно желтое небо. Это отнюдь не небо тревоги и не тревожное небо — это материализовавшаяся тревога, обернувшаяся желтым разрывом в небесах, тревога внезапно затопляющая зрителя, окрашенная самими характеристиками вещей, их плотностью, протяженностью, их слепым постоянством, их внешним по отношению к нам положением, их бесконечно сложными взаимосвязями с другими вещами. Тревога не прочитывается, земля и небо словно делают огромное и напрасное усилие, остановившееся на полпути, они силятся выразить то, чего им не дает выразить их природа» – (Ж.П. Сартр, “Что такое литература?”, стр.9) в этих словах Сартр отчетливо отделяет всё искусство от прозы, объясняя это тем, что лишь прозаик может вызвать истинные эмоции у человека, а значит, и донести до него истинную идею. В примере, с картиной отчетливо видно, что желтое небо не несет в себе тревоги, оно само является тревогой, а значит, существует лишь на картине, но никогда не появится в сознании человека, а именно самосознание человеческой сущности приоритетно для экзистенциализма.

Далее на 10 и 11 страницах труда “Что такое литература?” – Сартр, развивает эту идею в несколько более широком русле: «Плохой художник гонится за типажами: он рисует Араба, Дитя, Женщину. Хороший художник прекрасно знает, что ни Араб, ни Пролетарий не существуют ни в реальной жизни, ни на картине. Он изобразит конкретного рабочего. А что можно сказать о конкретном человеке? Бесконечное множество противоречивых определений. Все мысли и чувства слиты воедино на полотне, делайте свой выбор». По мнению Сартра, знаменитая “Герника” ещё никого не сподвигла на борьбу за правое дело именно потому, что человек, смотрящий на картину, может выбирать между эмоциями и вырабатывать их лично, а литература поселяет в человеке именно те эмоции, которые нужно автору.

Сартр продолжает: «Странные долговязые Арлекины великого Пикассо полны смысла, который в принципе не может быть расшифрован. Он неотделим от их худобы, гибкости, линялых трико, разукрашенных цветными ромбиками. Здесь эмоция обрела плоть, плоть выпила ее, как пьяница пьет дешевый портвейн. Здесь мы видим неузнаваемую, погибшую эмоцию, чужую для самой себя, четвертованную на плоскости холста. И все-таки она присутствует в картине.» – он говорит, что эмоция есть на картине, но погибает вне её, именно из-за отсутствия знаковости, которая есть только при создании образов в прозе.

Главная особенность прозы, по мнению Сартра, заключается в том, что живопись и другое искусство не передает точно эмоций, то есть, выражаясь экзистенциальным языком Сартра – это эмоции, которые уже не существуют, но есть. В этом, по его мнению, главная проблема непрозаического искусства.

Если перенести эту идею в творчество самого Сартра, то в пьесе «Мухи», он подобно тому самому хорошему художнику, не изображает ни одного абстрактного образа, только чёткие и реальные. Даже среди действующих лиц, он избегает нечёткости, перечисляя их так: «ЮПИТЕР. ОРЕСТ. ЭГИСФ. ПЕДАГОГ. ПЕРВЫЙ СОЛДАТ. ВТОРОЙ СОЛДАТ.» – здесь нет ни одного неясного образа, даже профессии подобраны ровно так, что читателю представляются определенные наборы качеств. К примеру, для педагога – это ум, эрудированность, точность. Для солдат – исполнительность, чёткость, выправка. Никаких абстрактный должностей, которые «не существуют, но есть» – вроде королей, пажей, и тому подобных. Точный подбор для достижения цели, только строгая экзистенциальная логика.

Само же произведение написано в жанре драмы, что тоже указывает на определенный способ донести идею экзистенциализма до читателя. Как уже было сказано выше, экзистенциализм спустил философию с духовного до душевного уровня, а какой жанр, если не драма, лучше всех способен дать ответы на вопросы о человеческой сущности.

Но, пожалуй вернемся к разбору текста Сартра «Мухи», и попытаемся доказать, что экзистенциальная литература, не просто филькина грамота, или сказки и побасенки, а литература с определенным эмотивным оттенком и идеей. Литература, которая несёт в себе определённую философскую нагрузку на читателя, которую он должен прочувствовать и понять по-человечески, то есть, через эмоцию.

Уже в первой сцене, после явления Ореста и Педагога. Можно сказать, с первых слов (в самом деле, потому что остальные слова пусты и предназначены для обрисовки сцены) начинается некое философское повествование от Преподователя: «Старые клячи! Точно я посягаю на их прелести. Вот уж веселенькое путешествие, государь мой! Нечего сказать, хорошо вы придумали — отправиться сюда, когда в Греции и Италии больше пятисот столиц, где есть доброе вино, приветливые гостиницы и людные улицы. Эти горные жители, наверно, туристов в глаза не видывали. Проклятый городишко совсем истомился на солнце. Тысячу раз я спрашивал дорогу: в ответ — вопли ужаса, паника, тяжелый черный топот по слепящим улицам. Брр! Эти пустые улицы, дрожащий воздух и солнце… Есть ли что-нибудь на свете мрачнее солнца?».

Итак, что же мы видим в этом отрывке? Просто буйство эмоций! Невероятное буйство эмоций. Эмоций самых сильных: негодования, паники, ужаса. Из-за чего? Всего лишь из-за того, что пришел незнакомый человек. Это словно бы страх перед неизвестностью, тот самый страх последствий первой мировой войны, а потом ужас от появления фашизма и разработок ядерного оружия. Тот самый тонкий экзистенциализм о иррациональности бытия человека, страхе, последствиях. А один «тяжелый чёрный топот» чего стоит… Как Сартр мастерски нагнетает и вызывает у человека эмоции, чтобы он сам, на собственной шкуре, прочувствовал это самое существование. Но главное, на что стоит обратить внимание это – ненависть, грусть, некое непонимание и недоумение от мрачности солнца. Казалось бы, такое светлое прекрасное ощущение, когда его лучи нежно поглаживают кожу. Ан нет, это уже не был бы экзистенциализм, это ни разу не иррациональность пребывания человека в мире. Пустота, дрожащий воздух, отвратительное солнце… Бр-р-р, мурашки по коже! Экзистенциализм… Сартр находит именно ту, точную эмоцию, именно тот самый, нужный символ, который помогает усугубить чувства неопределенности и необъяснимости существования, словно бы пытаясь поставить вопрос: «Что это за существование такое?».

Следом за этим идет очередная порция экзистенциализма. Сартр пишет, а Орест говорит: «Я здесь родился, и мне приходится спрашивать дорогу, как случайному прохожему.» – вот это противоречие, чувство самоосознания, что ты чужд в том месте, где ты родился, что пришел в то место, которого не знаешь и не понимаешь. Сартр делает упор на эмоции, только на эмоции и ни на что другое, вспоминая его труд “Что такое литература?” – мы сразу вспоминаем, что для Сартра главное эмоция. Сартр экзистенциалист. Значит, экзистенциализм проявляется через эмоцию.

Везде эмоция, везде одиночество, как сказал сам Сартр в статье “Экзистенциализм – это гуманизм”: «мы исходим, как заявляют коммунисты, из чистой субъективности, из картезианского «я мыслю», то есть опять-таки из такого момента, когда человек постигает себя в одиночестве, и это будто бы отрезает нам путь к солидарности с людьми, которые находятся вовне и которых нельзя постичь посредством cogito».

Именно поэтому каждая новая фраза в пьесе просто пышет чувствами безысходности, необъяснимости, неопределенности, одиночества – в общем, всеми теми, которые невольно приходят на ум при слове “Экзистенциализм”. Достаточно взглянуть на третью фразу в пьесе, чтобы понять, что дальше будет также: «На что вы надеетесь? Думаете, вам ответят? Взгляните на эти дома и скажите, на что они похожи. Где окна? Они глядят во дворы — замкнутые и наверняка темные — а на улицу эти дома выставляют свои зады…». Никто никому не нужен. Дома словно люди повернуты друг к другу задницами. Все в себе. Все в экзистенциализме. Думают, переживают, и философствуют. Одним словом – рефлексия. Самая настоящая рефлексия.

Рефлексия продолжается и дальше, с явлением Юпитера, который переживает по поводу бесполезной и жестокой смерти человека: «Агамемнон был хороший человек, но он, видите ли, совершил крупную ошибку. Он запретил публичную казнь. А жаль. Доброе повешение развлекает, особенно в провинции, и несколько притупляет интерес к смерти. Здешние жители в тот день промолчали, потому что им было скучно и хотелось посмотреть на насильственную смерть. Они ничего не сказали, когда увидели своего царя у ворот города. И когда увидели, как Клитемнестра протянула ему прекрасные надушенные руки, тоже ничего не сказали. Тогда еще можно было обойтись одним словом, одним-единственным, но они промолчали, и перед мысленным взором каждого лежал величественный труп с рассеченным лицом.». Недоумение. Грусть. Тоска. Непонятная и необъяснимая жестокость. Просто людям хотелось посмотреть, как кого-то кокнут – они и промолчали. Вот просто хотелось – и промолчали. Или боялись сказать – и промолчали. Ничего больше не надо, чтобы понять, что это самый настоящий экзистенциализм. Абсолютная иррациональность, но точная и верная эмоциональность. Правильная рефлексия.

Я не сторонник, как сейчас говорят, синдрома ПГС – то есть, поиска глубокого смысла, но если разбирать дальше пьесу Сартра, то можно увидеть и более глубокую постановку вопроса о человеческом существовании, о покаянии, или надежде на него, неопределенности божественного начала. Об этом нам говорят две фразы Юпитера в адрес старухи: «Мертвец? Ступай, ступай, безумная. Не твое это дело, кто я. Подумай лучше о себе, о том, как вымолить прощение неба покаянием. Убирайся, старая паскуда, смотри не сдохни без покаяния. В нем вся твоя надежда на спасение.».

Произведение можно разбирать и дальше, и будет тоже самое, в абсолютно литературном произведении, будут ставится глубокие философские вопросы. Это будет происходить в абсолютно экзистенциальном ключе. Но тем не менее, нельзя отнять у произведения, абсолютно литературного произведения, его философского оттенка.

 

Заключение.

Судя по теме, я наверное, должен был прийти к какому-то конкретному выводу, что же такое экзистенциализм – литература или целая философия. Что по мне, так эти понятия неразделимы. Пусть экзистенциализм обнажает лишь часть айсберга и акцентируется на ней, пусть не дает ясных ответов и не углубляется в дебри философии для их поиска. Но, тем не менее, мы не можем игнорировать тот факт, что вопросы ставятся, ответы на них частично даются.

Почему же частично? В этом случае, не стоит забывать, что экзистенциализм проявляется через эмоции, через внутренний мир человека. И хотя внутренние миры людей похожи, но всё же уникальны. Поэтому экзистенциализм не может дать ответы на все вопросы, и совершенно точно не может углубленно рассказать о них. Тут скорее человек познает определенный вопрос настолько – насколько хочет, насколько сильна его рефлексия. Но поскольку я всё же должен дать ответ, что же такое экзистенциализм – философия или литература? Я отвечу, что…

Экзистенциализм – это философия в литературе.

 

Список литературы.

  1. Жан Поль Сартр «Что такое литература?».
  2. Жан Поль Сартр «Экзистенциализм – это гуманизм».
  3. Жан Поль Сартр «Мухи».

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии закрыты.