Алексей Лебедев — моральный облик новых поколений? Современная детская литература — где она? И какое будущее у детских писателей?

Алексей Лебедев — моральный облик новых поколений? Современная детская литература — где она? И какое будущее у детских писателей?

Все права на данную работу и текст содержащийся в ней (если не указано иное) принадлежат Левениру. При использовании данной контрольной работы или отрывков из неё обязательно указывать имя и фамилию автора в списке использованой литературы или ссылку на сайт.

1. А причём здесь литература?
2. Собственно, кто такой Алексей Лебедев?
3. Какая связь между Смешариками, Чебурашкой, Союзом и литературой?
4. Вот как-то так…

 

А причём здесь литература?

Не так давно был я в поликлинике и, как это обычно бывает, очередь к врачу по талонам задерживается на пять человек. Приходит, значит, эдакая фифа со своей больной мамой к назначенному времени и свысока заявляет, что пришла к своему времени и поэтому пойдёт без очереди. Начался срач. Люди говорят: «Девушка, все пришли к своему времени, но все сидят и ждут». Она (дословно): «Ну, кто-то ждёт, а кто-то нет». Срач продолжается. Я молчу и наблюдаю. Мне, собственно, не жалко и подождать, но тут фифа выдаёт первоклассную фразу: «Так, рты все закрыли!».

Конечно, как человек исключительно культурный, я не мог устоять перед столь удручающе-хамским поведением, и открыл рот. А мы, исключительно культурные люди из Литературного института, умеем и рамсовый базар теркой порешать. Исключительно культурно пришлось мне покрыть фифу отборным трёхэтажным и указать на её место возле фаянсового друга. Фифа разрыдалась и ринулась к врачу, а он так прямо и сказал: «Милочка, а что вы хотите? Все ждут, и вам придётся».

В результате сего действа, позвольте констатировать, что больная мама, которая не попала к врачу без очереди – виновата сама, ибо воспитала такую дрянь. Не мне вам объяснять, что в нашей стране всегда войдут в положение больного человека, если он обладает чувствами такта и достоинства.

Казалось бы, какое отношение эта история имеет к литературе? Прямое, ведь это ещё не конец.

В тот же день иду я по улице и вижу молодую маму, лет двадцати пяти, хорошо одетую, с прекрасной фигурой. Мама по обе стороны от себя ведёт за ручки двух мальчишек трёх-четырёх лет и рассказывает им что-то про зелёные листья на деревьях. При этом, речь её наполнена таким тактом и уважением к этим маленьким человечкам, что она обращается к ним чуть ли не на “вы”.

И тут поневоле задумаешься, какие книги в детстве читали фифе, а какие удивительной молодой маме…

Собственно, кто такой Алексей Лебедев?

Алексей Владимирович Лебедев – сравнительно молодой человек, родившийся 29 мая 1973 года в городе Мурманске. В 1997 закончил кафедру режиссуры СпбГУП у мастера Зиновия Яковлевича Корогодского. В 2003 году стал главным сценаристом детского мультсериала “Смешарики”, где работает по настоящее время.

Смешарики? Причём здесь мультики?!

Во-первых, я считаю, что сегодня грани между искусством размыты. Будь то книги, живопись, аудио, видео или даже все проявления игрового искусства. Началось это не сейчас, а как только появились разные медийные носители. Поэтому как бы там не кричали писательские сторонники Сартра о том, что живую эмоцию даёт только письменное искусство – в нынешней действительности именно кинематограф стал основным средством промывки мозгов. А значит, именно кинематограф во всех его проявлениях служит основой для формирования культурного слоя масс. Ни живопись, ни музыка, ни тем-более книги, не имеют такого массового распространения, а следовательно, не оказывают столь же сильного действия на психику формирующейся личности. Будем честны. Люди слушают музыку слова которой они даже не понимают, в Третьяковку несколько раз ходил – один на десять тысяч, а книги читают – вообще единицы, особенно, учитывая их стоимость.

Во-вторых, нравится кому или нет, но “Смешарики” – это невероятный по силе бренд, который несёт в массы благие посылы. Отрицать это также глупо, как отрицать то, что США – сверхдержава, и как бы кто-то не относился к ним – США на это абсолютно начхать. Поэтому я всегда говорил, говорю, и буду продолжать говорить всем детским авторам, что им придётся конкурировать именно со “Смешариками”. Большей и лучшей корпорации по производству детской продукции у нас в стране нет. Корпорация эта, производит прекрасный и качественный продукт, который пользуется спросом во всех сегментах. От мультфильмов для детей и взрослых, до раскрасок, книг и еды. Глупо отрицать, что ребёнок пойдёт и схватит в магазине книгу неизвестного автора, когда увидит на обложке Кроша или Ёжика…

В-третьих, сценарное искусство, конечно, отличается от того, что мы привыкли называть прозой, но…порой в прозе встречается ТАКОЕ, что лучше б я прочёл сценарий! И как бы, нельзя отрицать тот факт, что сценарное искусство – это тоже часть мира прозы. Особенно, если учесть, что современный ритм внёс в жизнь свои коррективы, и массовые продукты стали появляться сначала на более востребованных медийных носителях, а потом адаптироваться для других.

В-четвёртых, Алексей Лебедев приложил руку к созданию более, чем 186 серий этого прекрасного мультфильма. А некоторые, видимо, особо близкие ему сценарии – он переделал в полноценную детскую прозу. Эти рассказы впоследствии были опубликованы в сборниках сказок бренда “Смешарики”. Поэтому как говорил известный персонаж: «Кто скажет, что это девочка, пусть первый бросит в меня камень!» – странно было бы заявить, что Алексей Лебедев не детский писатель, и уж тем-более не современный детский автор.

Учитывая бесспорно невероятное влияние, которое оказал этот автор на формирование культурного пласта будущей молодёжи – я считаю необходимым рассмотреть современную детскую прозу именно в контексте Алексея Лебедева. Более того, учитывая всё вышесказанное, могу с уверенностью заявить, что вряд ли в нашей стране найдётся современник, который оказал бы столь же сильное влияние на подрастающее поколение. Сейчас это ещё никто не понимает, вполне возможно, что я первым заявляю об этом в открытой работе, но безусловно через время всё станет очевидным.

Какая связь между Смешариками, Чебурашкой, Союзом и литературой?

Для начала стоит разобраться, чем же так интересны и примечательны “Смешарики”, а также в том, как появилась идея их создания.

Сериал “Смешарики”, поначалу был рассчитан на маленьких детей, и носил ключевой слоган “Мир без насилия”. По всей видимости, создавался он не только небезразличными людьми. Каким-то образом эта идея правильно вписалась в рамки государственной политики – так появилась студия анимации “Петербург”, где начался выпуск первых историй о круглой стране.

“Смешарики” примечательны тем, что это был первый после развала Союза проект, который должен был вернуть детям веру в человечество. Конкурировать ему предстояло с покемонами и грендайзерами, которые заполонили экраны, где герои мутузили друг друга из серии в серию – это была явно непростая задача. Детям нельзя врать, как ни странно, но фальшь дети чувствуют, поэтому большую часть советских историй они благополучно отправили в игнор. Здесь нужно оговориться, что советские мультфильмы не были фальшивы – наоборот, сложно найти что-то более искреннее, но это понятно лишь тем, кто успел застать то удивительное время. После развала гигантской страны – развалилось всё, вплоть до чувства локтя и морали, а в рамках привнесённых капитализмом ценностей – советские нравы начали казаться детям фальшивыми.

Ну, в самом деле, как объяснить ребёнку, что альтруистичные действия Гены и Чебурашки – не бесхарактерность, а наоборот, характер целой эпохи и даже общества? Разве он поверит Чебурашке, когда на улице видит совсем обратное, когда во всех голливудских произведениях ему говориться только о жажде наживы? Тем-более ребёнок не поверит в альтруизм Чебурашки, когда увидит на полке книгу Э.Успенского “Бизнес крокодила Гены”.

В этом и заключалась основная сложность создания нового продукта, где каждый герой должен был иметь свой донельзя чётко выстроенный характер, который вступал бы в не всегда очевидные  конфликты с психотипами других персонажей и выходил из них всегда положительно, но при этом сохраняя собственное “Я”.

Вот, что говорит об этом главный продюсер продукта “Смешарики”: «Можно ли держать внимание зрителя без синдрома Тома и Джерри? Ведь в клоунаде убегающих-догоняющих нет даже характеров. А нас с Алексеем Лебедевым, ведущим сценаристом, увлекла идея строить мир со своими краткими, не всегда простыми историями».

Перед Алексеем стояла просто титаническая задача, даже не знаю, подозревал ли он тогда, что создаёт целую веху в морально-культурном пласте будущего поколения. Ведь, будем честны, нет сценария – нет фильма, нет фильма – нет продукта, а без продукта – не появились бы книги, игры, интернет-порталы, песни, мемы, итд.

Отправной точкой вектора в развитии нового морально-культурного пласта послужил западный Винни-Пух. Да-да! Тот самый! Как бы странно это сейчас не звучало, но в книгах Алана Милна соблюдены все основные моральные принципы социализма. Тогда на мир очень сильно повлияла I-мировая, затем великая депрессия – и западное общество относилось к социализму абсолютно иначе, нежели сейчас. Сумасшедшая анти-социалистическая пропаганда развернулась уже после II-мировой. Поэтому в книгах о забавном медведе была прекрасная базовая составляющая морально-нематериальных ценностей.

Именно это и было необходимо для закладки фундамента нового культурного фундамента общества, напрочь разрушенного в лихие 90-е. Да, собственно, главный продюсер и не скрывает, что за базу нового продукта была взята “логика Винни-Пуха”: «Еще древние мыслители говорили, что в драме есть герой, а есть его враг – который чем-то мешает, которого надо уничтожить. И такой подход всюду. Но большую часть человеческой жизни занимают семья и работа. Мирная, повседневная жизнь. И если в этой жизни человек будет стремиться найти врага – он станет попросту неадекватен. Чтобы избежать этого – в детстве, нужно учить другому типу отношений. А значит, нужны книги, которые бы этому учили. Учили бы видеть не только друга и врага, но и другого человека. Мы называем это логикой Винни-Пуха. Гениальная ведь книга, в ней есть вся палитра отношений, переживаний. Есть грусть, жадность, обиды. Но конфликты разрешаются без крови и агрессии, герои продолжают жить вместе».

Это, кстати, подтверждается с первых строк первого рассказа Алексей Лебедева “Скамейка”: «Крош и Ёжик – друзья не разлей вода. И хотя, они совсем непохожи друг на друга: у Кроша – большие уши, а у Ёжика – маленькие иголки… А ведь надо же! Дружат! Всегда вместе, как и полагается настоящим друзьям. Даже живут рядом, чтобы в гости недалеко ходить было».

Это как раз то, чему нас учили советские мультики. Только чуть-чуть в другой плоскости. Если вспомнить прекрасный мультик “Катерок”, где судёнышко по имени Чижик путешествует и спасает белого зайчика, привозит учебники пионерам и лекарства Айболиту, уплывает от белых девочки и мальчика, после чего терпит крушение и танцует с точно такими же чернокожими папуасами под песню “Чунга-Чанга” – то, это будет тоже обучение тем же моральным ценностям, но с другим взглядом. Раньше прививалось то, что все люди одинаковые – и поэтому живут дружно; а сейчас – что каждый индивидуален, но всё равно должны жить и живут дружно.
Как я уже говорил, грани между книгой и кинематографом уже давно размыты. Особенно это касается детского мультипликационного кинематографа. Герои кочуют со строк на экраны и обратно, но если необходим именно писательский пример, то можно вспомнить прекрасного писателя Б.Заходера (кстати, тоже сценариста). В его произведении “Сказка про всех на свете” (которая тоже есть в виде мультфильма) поётся песенка:

Все-все,
Все на свете,
На свете нужны,
И мошки
Не меньше нужны,
Чем слоны.

Это тоже самое, что и с “Чунга-Чангой”. Мошка ничем не отличается от слона, поэтому они равно ценны для мира и живут в гармонии. А сейчас, в тех же “Смешариках” мы видим то, что все разные, но именно поэтому они ценны для мира и живут в гармонии. К сожалению, с точки зрения философии – эти подходы имеют очень разный глубинный смысл. Примерно, как река и ручей: то и другое – имеет начало и конец, имеет течение, из обоих можно напиться, но первое куда обширнее и вмещает в себя больше капель. Тем не менее, оба подхода имеют под собой благую подоплёку – утолить жажду.
Сейчас ещё рано прогнозировать куда приведёт нас второй подход к прививанию новому поколению морально-этических норм, но хочется верить, что в мире будет появляться всё меньше фиф из “введения”. Особенно, что творчество Алексея Лебедева подталкивает именно к этому.

Ну, во-первых, всё в том же рассказе “Скамейка” – употребляются очень важные духовно-культурные ценности, например, вдохновение и такт. Когда двое вышеупомянутых героев приходят к Барашу и приносят ведёрко с краской – тот пытается выдавить из себя какой-нибудь стишок. У него ничего не получается, и он решает закрасить принесённой неполучившиеся стихи. Крошу становится жалко краску и он говорит: «Может покрасить полезное что-то?». На что Бараш отвечает: «Сначала закрасим листки из блокнота», и тут же понимает, что нашлась рифма, которую стоит записать. После чего следует фраза: «“Но ты же закрасил всю бумагу…” – осторожно, чтобы не спугнуть вдохновение, напомнил ежик».

Что это ещё, если не высшее проявление такта? “Осторожно, чтобы не спугнуть вдохновение” – казалось бы, мелочи какие…а вот нет! С этого и начинается воспитание.

Во-вторых, прививание правильных морально-этических норм продолжается и дальше. Когда Бараш в порыве вдохновения пишет краской на траве целую поэму, и незаметно для себя забирается на дерево (согласен, странно, но это же сказка) – друзья, чтобы снять его с дерева не жалеют своих вещей и складывают из них большую гору. Заканчивается всё тем, что Бараш падает и ломает новую и свежевыкрашенную скамейку Кроша. Естественно, кролику жалко свою скамейку, он плачет. Бараш пытается сказать, что они спасли его, и он полезнее скамейки, но его никто не слушает. Печальный он идёт к своему дому, но его догоняет Крош и говорит: «Бараш! Ну конечно же, конечно же, скамеек я могу сделать сколько угодно, а ты у нас такой, понимаешь…один!».

Тут, в общем-то всё очевидно, и ценность дружбы, и отторжение вещизма, и уже не раз упомянутая ценность индивидуума как личности. В этом отношении, кстати, есть интересное наблюдение, что некогда известный герой в полном рассвете сил, говорил: «Малыш, ну я же “лучше” собаки», а здесь герой говорит, что он “полезнее” скамейки. Вот только, тот герой был жуткий оборванец, лгун и хапуга; а этот герой – позиционируется как морально зрелый интеллигент. Ну, а выводы из этого наблюдения остаются на усмотрение читателя…

Вот как-то так…

Глупо было бы отрицать, что литература никак не зависит от политического строя и курса его направления. Особенно детская, особенно популярная.

В советское время детская литература базировалась на классиках, а также произведениях с морально-этическими принципами социализма. В 90-е годы произошёл развал всего, что только можно было развалить, и детской литературы не стало – сразу после школьного “Родничка” детишки брали в руки что-то вроде Донцовой и Лукьяненко… Ну, или буржуйских “Оленёнка Бэйба” с “Гарри Поттером”… В общем, там никакой моралью и этикой не пахло. Даже нотки парфюмерной не было. Некоторым, конечно, тогда особо везло – их родители доставали пыльные томики сказок Пушкина или где-то откапывали персидские сказки…

Ближе к середине 2000-х начался новый виток зарождения Российской детской литературы, которая базируется на симбиозе морально-этических принципов социализма и либеральной демократии. Каким-то необъяснимым образом ей придётся конкурировать с абсолютно капиталистическими “Играми престолов” и “Оттенками серого”.

Пока мы только в самом начале пути. Куда приплывёт наш худой баркас, когда в нём залатают все дыры – известно только вселенскому разуму или летающему макаронному монстру.

Вот как-то так…

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Комментарии закрыты.